Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

  • v_milov

Российская "приватизация" окончательно превращается в цирк

В середине августа я писал про приватизацию Башнефти:

"Ключевой претендент на актив глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов уже неоднократно давал понять, что считает рыночную цену «Башнефти» завышенной. А оценка Росимущества намного превзошла даже эти цифры [Правительство оценило ее в более 300 млрд рублей]. Откровенно говоря, есть все основания полагать, что одобрение Росимуществом завышенной оценки «Башнефти» вызвало возражения у ЛУКОЙЛа, важнейшего потенциального покупателя, что и повлияло на срыв продажи. С другой стороны, у второго крупнейшего претендента, государственной «Роснефти», скорее всего, не было проблем заплатить завышенную цену: компания уже делала так раньше, купив пакет акций ТНК-ВР у российских владельцев с 40-процентной премией к рыночной стоимости. Учитывая масштаб и внушительные позиции «Роснефти» в российской экономике и системе власти, у нее не было бы проблем занять на сделку у госбанков, а проблема роста долгового бремени, как мы уже видели раньше, государственного менеджера Игоря Сечина не особо беспокоит."

Позавчера приходит новость:

"СМИ узнали о возможной покупке «Роснефтью» «Башнефти» за 325 млрд без торгов"

То есть все сбылось на 100%.

Честно говоря, я уже хотел пошутить на эту тему, что власти вообще не нужно теперь искать каких-то покупателей и инвесторов при проведении "приватизации" - взял, выделил Сечину кредит от госбанка под 0,5% годовых, и Роснефть сама купит у государства свой пакет за триллион - вот вам и вся приватизация.

Смешно, да? Однако в очередной раз подтверждается, что реалии нашей сегодняшней жизни при Путине - злее самой злой шутки:

«Роснефть» в ходе приватизации может сама выкупить у «Роснефтегаза» 19,5% собственных акций, сообщает газета «Ведомости» в среду, 5 октября, со ссылкой на источник, знакомый со схемой приватизации (отсюда).

Читаем дальше - как я и объяснял некоторое время назад, покупателей на госпакет "Роснефти" так и не нашли:

"По словам собеседника издания, возможность такой схемы обусловлена тем, что бюджету «нужны деньги уже сейчас». При этом найти инвестора на такой пакет в короткие сроки довольно сложно. «Китайцы осторожничают, оглядываются на США, индусы только купили большие нефтяные активы, их надо переваривать, а европейские инвесторы не купят»

Честно говоря, все это уже просто в какой-то цирк превращается. Просто в цирк.

Итог: под все эти покупки Сечин наберет еще миллиарды долгов, за которые нам потом придется расплачиваться бесплатными поставками нефти китайцам. Схема уже опробована на ТНК-ВР и т.д.



(P.s. кто пропустил заметку об "итогах" четырех лет "эффективного менеджерства Сечина в Роснефти - почитайте. Падающая добыча, падающая производительность скважин, растущие издержки, растущие обязательства по поставкам нефти в Китай без оплаты - и много всего интересного.)

Приватизация Роснефти: что и почем

Много вопросов по поводу обсуждаемой приватизации части госпакета "Роснефти", решил собрать все основные ответы в одном месте.

Что хотят приватизировать

Продать хотят 19,5% акций "Роснефти". В этом случае у государства под контролем останется 50% + 1 акция - сейчас 69,5% принадлежат "Роснефтегазу" и 1 акция Росимуществу, останется ровно 50% у "Роснефтегаза" и 1 акция у Росимущества.

Реальная ли это приватизация?

В том-то все и дело, что нет. Правительство хочет получить много денег за пакет акций, который реального права на управление по сути не дает. Вот сегодня компания BP имеет 19,75% акций "Роснефти" (даже больше, чем предполагаемый сейчас к продаже пакет) и двух представителей в Совете директоров "Роснефти", но практически никак не влияет на принятие решений, и в исполнительном аппарате "Роснефти" людей ВР нет.

В российской культуре корпоративного управления, к сожалению, господствует правило - у кого контрольный пакет, тот и хозяин компании. Примеры, когда владельцы миноритарных пакетов реально влияют на управление при наличии контрольного акционера, крайне редки. И особенно - в ситуации, когда компания имеет стратегический характер, да еще и принадлежит государству. Ясно, что в таких случаях все ключевые решения принимает правительство, а у миноритарных акционеров и близко отсутствует необходимый политический вес, чтобы наперекор воле правительства пойти. Так вести себя пытался в начале 2000-х, например, пресловутый Уильям Браудер, владевший миноритарными пакетами в "Газпроме" и других крупных компаниях - где сейчас Браудер, потенциальные претенденты на госпакет акций "Роснефти" хорошо знают.

Другие примеры более дружественного поведения тоже ни к чему не привели. В свое время немецкий E.On и американская Conoco владели крупными пакетами акций в "Газпроме" и "Лукойле". Как и в случае с ВР и "Роснефтью", ни к какому реальному влиянию на управление это не привело, и в итоге и E.On, и Conoco свои пакеты в "Газпроме" и "Лукойле" полностью продали. Хотя в середине 2000-х путинские пропагандисты в противовес делу ЮКОСа наперебой орали о том, что вот пример "стратегических партнерств, за которыми будущее", потому что "E.On и Conoco соблюдают установленные Путиным правила" - но потом стало ясно, что эти "правила" есть не более чем развод для лохов (вы нам деньги, мы вам - право стоять рядышком), и западные компании просто вышли из этих партнерств.

В общем, то, что сейчас пытаются провернуть российские чиновники, это такая "приватизация по Лукашенко" - несколько лет назад, когда белорусский диктатор попал в серьезные финансовые трудности, он начал предлагать покупателям неконтрольные доли в госпредприятиях, тоже по такой вот схеме - типа продать пару кресел в совете директоров за огромные деньги без реальных прав на управление. Желающих тогда особо много не нашлось.

Есть ли покупатели на 19,5% "Роснефти"?

Сейчас у российских властей та же проблема. Западные компании не хотят вкладывать миллиарды в "Роснефть" из-за санкций и собственных проблем "Роснефти" (о них чуть ниже). Правительство в поисках денег метнулось к китайцам, но китайцы твердо дали понять: готовы покупать только если допустите в реальное управление.

Кстати, по этим же причинам предыдущие попытки продать китайцам неконтрольные доли в нефтегазовых месторождениях провалились: и в случае с Ванкором, и в случае с Юрубчено-Тохомским и Таас-Юряхским месторождениями. (Теперь основные из них пытаются впарить индусам.)

Так что пока перспективы продажи пакета в 19,5% акций "Роснефти" спорные.

Нужно ли продавать этот пакет?

Честно говоря, в условиях, когда правительство сохраняет контроль - особого смысла в этом нет. Понятно, что правительству нужны деньги для латания дыр в бюджете, однако несколько сот миллиардов рублей их не спасут, и все равно встанет вопрос о системных рецептах выхода из текущего кризиса - разгосударствлении, демонополизации, примирении с цивилизованным миром. Зато приход новых иностранных акционеров может сильно осложнить реформу "Роснефти" в будущем.

Приватизация необходима как одно из условий создания в нефтяной индустрии конкурентного рынка - для этого "Роснефть" надо сначала разделить на много конкурирующих компаний, а потом продавать по частям. Сегодня "Роснефть" добывает более 35% российской нефти, тогда как, скажем, в США, где цены на бензин в нефтедобывающих штатах (Техасе например) уже сейчас ниже чем в России даже в пересчете по нынешнему курсу, доля крупнейших производителей в общенациональной добыче - всего 4-5%.

Продавать кусочек крупной госмонополии при сохранении общего госконтроля - с точки зрения структурных изменений в экономике не несет никакого смысла.

Стоит ли опасаться участия китайцев?

Проблема не столько даже в китайцах самих по себе (хотя они очень прозрачно намекнули России, что понимают нашу зависимость от китайских финансовых вливаний и намерены в обмен на них требовать реального контроля), сколько в том, что вообще-то приватизация есть передача имущества из государственной собственности в частную. Китайская CNPC - полностью под контролем китайского правительства и частной компанией не является. Откровенно говоря, следовало бы запретить в будущем участие в приватизации госкомпаниям из других стран - так мы передаем нашу национальную собственность не в частные руки, а в руки других государств. Зачем? Пусть китайцы тоже демонополизируют и приватизируют CNPC для начала!

А что творится в самой "Роснефти"?

Честно говоря, в "Роснефти" куча проблем и абсолютно непрозрачная система управления, с постоянной кадровой чехардой (только за последние пару месяцев сменили трех вице-президентов). Компания находится в стадии падающей добычи, в 2015 году добыча сократилась на 1%, причем крупнейшие добывающие предприятия показывают еще худшую и прогрессирующую динамику - Юганскнефтегаз в 2015 году минус 3%, Ванкорнефть 0%, Самотлорнефтегаз минус 5%, Оренбургнефть минус 8% (это четыре крупнейшие добывающие "дочки"). (Данные отсюда, стр.21.)



Компания хвастается тем, что несколько подсократило свое долговое бремя, однако оно все равно большое - чистый долг на конец 2015 года составил 1,7 трлн рублей, а его некоторое сокращение было достигнуто за счет получения рекордных авансов от Китая за будущие многолетние поставки нефти. Общий объем предоплаты, полученной от Китая, оценивается в $35 млрд. Это значит, что мы теперь должны поставить Китаю бесплатно нефти на 35 млрд долларов и ничего за это не получим - деньги уже потрачены на отдачу долгов от покупки Сечиным ТНК-ВР и прочих эскапад Игорь Иваныча.

Из-за этого рейтинговые агентства особенно не впечатлены номинальным снижением долга "Роснефти" и считают полученную предоплату тем же долгом, только в профиль - полученные (и уже потраченные) деньги придется отрабатывать бесплатными поставками нефти.

Уже в 2015 году, задолго до выхода объемов поставок в Китай на целевые, "эффект от зачета предоплат" (бесплатные поставки нефти в счет ранее полученных авансов) составил 89 млрд рублей (данные отсюда). С ужасом остается подумать, сколько мы долдны будем в будущем бесплатно поставлять Китаю нефти...

Накопленные долговые проблемы, резкое увеличение потребности в инвестициях из-за перехода основных месторождений в стадию падающей добычи, плюс еще и падение цен на нефть создают для "Роснефти" очень тяжелую "вилку" - нужно инвестировать много больше, а денег нет. Еще в 2014 году "Роснефть" хотела увеличить капитальные инвестиции до 1 трлн рублей в год, но не смогла - по факту инвестировала менее 600 млрд руб. Теперь вот Сечин, изображая хорошую мину при плохой игре, снова обещает Путину довести инвестиции до триллиона в год. Все это, однако, чушь, потому что в 2015 году средняя цена нефти Brent составила 53 доллара за баррель, а средняя (средняя! не смотрите на последние котировки) цена за 5 месяцев этого года - 37,6 доллара, и будет по итогам года явно меньше, чем в 2015-м. Значит, падение добычи может ускориться.

Честно говоря, все эти факторы тоже появлению большой очереди из инвесторов не способствуют.

* * * * *

С учетом всего сказанного, похоже, что отдать 19,5% "Роснефти" китайцам по сходной цене и в обмен на некие гарантии допуска к реальному управлению - единственная опция, которая остается у правительства.

Тут стоит отметить, что в последние годы китайцы соглашались покупать акционерные доли только в компаниях, которые принадлежат не правительству, а частным акционерам ("Ямал СПГ" и "Сибур"). Мой опыт свидетельствует о том, что они прекрасно осведомлены обо всех "прелестях" российского государственного менеджмента и становиться статистами на этом чужом празднике жизни не хотят. Если они купятся на идею получить пару стульев в совете директоров "Роснефти" в обмен на миллиарды долларов, это, конечно, будет удачная разводка со стороны Путина. Правда, с непонятными последствиями для России - неясно, что китайцы в обмен на это смогут себе выторговать. Переговорщики они очень жесткие и эффективные.
  • v_milov

Все-таки нужна приватизация или не нужна

Володя Ашурков решил вступить в полемику с моей краткой фейсбучной репликой по поводу необходимости приватизации госактивов, дав мне развернутый ответ. Я считаю такую полемику важной, она в общем — о будущем нашей страны, так как вопросы эти рано или поздно будут в государственной повестке дня. Постараюсь кратко ему ответить.

Во-первых, я не читал статью Ашуркова и Навального в Harvard Business Review о том, как проводить приватизацию, но в отличие от них, у меня есть большой практический опыт в области управления госимуществом и приватизации. На госслужбе у меня было в подчинении более 350 ГУПов, а в 2002 году я входил в совет директоров Компании проектной приватизации, которая впервые в истории России продала пакет акций (6% Лукойла) путем размещения на международной бирже (Лондонской), а не привычным путем продажи крупного пакета какому-то одному инвестору. В подписке участвовали десятки инвесторов, эта сделка принесла в бюджет почти миллиард долларов (более 1% годовых доходов федерального бюджета на тот момент), честно говоря, я этой сделкой горжусь, потому что многие из бюджета только берут, а я вот помог его пополнить на очень крупную сумму.

Так вот, исходя из не только моего, но и всего имеющегося мирового опыта, главный посыл Ашуркова - «госкомпании могут управляться лучше, надо просто повысить там эффективность управления» - это чистейшая утопия, попытка изобрести вечный двигатель. У нас за 25 лет постсоветской экономики так и не появилось ни одного примера эффективных госкомпаний. Более того, и в мире таких примеров почти нет — за много лет, в течение которых я прошу привести мне такие примеры, мне в основном приводят один — норвежский Statoil. Но, во-первых, в мире сотни тысяч госкомпаний, один Statoil – как-то маловато для репрезентативности. Во-вторых, Норвегия — все же не Нигерия и с полным правом может считаться исключением из правил. В-третьих, вы будете смеяться, но в самой Норвегии Statoil вовсе не считается супер-эффективной компанией, и его постоянно тягают на слушания в норвежский парламент с целью пощипать за неэффективное управление — в зависимости от того, какая норвежская партия сейчас в оппозиции.

У нас в конце 80-х — начале 90-х тоже было много романтиков, которые говорили — давайте сначала с госактивами проведем предпродажную подготовку, наладим там эффективное управление и т. д. Как я и сказал выше — за 25 лет ни одного примера эффективной госкомпании не построили. Пока романтики рассуждали о своей «предпродажной подготовке» и «сначала повысить эффективность управления» (там тот же язык использовался во всех их программах рыночных реформ), красные директора продолжали все с ускоренной силой разворовывать и прибыль вывозить в Швейцарию.

А разгадка одна: частник управляет своей собственностью, и у него кровная мотивация извлечь из нее отдачу и прибыль. А чиновник — чужой собственностью, ему на эффективность ее использования плевать, он думает, как бы оттуда что стырить в свой карман.

Эта разница в мотивации — настолько принципиальная вещь, что ставить эксперименты по «улучшению госуправления» в таких условиях — глупо, ну мы это уже опробовали в рамках программы Грефа в 2000-м году, там был целый блок по «улучшению госуправления». Попробуем тигров научить есть травку, ага. А я видел все эти рыбьи глазки госменеджеров, которые приходили и говорили — оставьте нам прибыль в компании, давайте не будем перечислять ее в бюджет, а вот у нас какая славная инвестиционная программа, мы ее профинансируем. И действительно, такая красивая презентация, красивая инвестпрограмма, вот прям руки тянутся дать таким грамотным управленцам денег на "повышение эффективности". Обмануть таким образом госпредставителя в совете директоров — крайне легко, особенно когда у него вот так вот нет опыта в этом вопросе.

Второй принципиальный момент — рассуждения о том, что «внутреннее разделение компаний займет несколько лет, это долго и сложно». Нет, это не долго и не сложно. План разделения Газпрома на независимые добывающие компании у меня все эти годы в тумбочке лежит, да и я его наизусть помню. Бованенковская газодобывающая компания, Уренгойская, Заполярная, Оренбургская (многие из них будут больше Новатэка кстати) — что тут сложного? За год можно пройти дистанцию от утверждения структуры независимых компаний до проведения аукционов — легко. В железнодорожном транспорте, авиации, нефтянке, связи есть полное понимание как делать примерно то же самое. В банковском секторе — а что сложного заставить Сбербанк и ВТБ-24 продать часть своих розничных отделений? Да никакой долготы и сложности в этом нет, при наличии, как пишет В.Ашурков, «политической воли» сделать это можно очень быстро.

Если это сделать, кстати, то если только  просто объявление сделать о том, что эти компании будут продаваться по частям, та самая рыночная капитализация, о которой волнуется В.Ашурков, быстро взлетит.

Как это делать надо, отличный пример дала угольная отрасль. В 1990-м году она отнимала 3% ВВП на госсубсидии, там была крайне низкая по мировым меркам производительность труда и невероятная смертность, а РСФСР всегда была нетто-импортером угля (больше потребляла, чем добывала сама). Никакой Росуголь не сохранили, его быстро разделили на много конкурирующих частных компаний, и все их быстро продали. Итог:

  • Уже в 1997 году Россия впервые в истории стала нетто-экспортером угля

  • Добыча выросла, производительность труда повысилась вдвое, многомиллиардные госсубсидии исчезли как класс

  • Россия вошла в тройку крупнейших поставщиков угля на мировой рынок, обогнав таких грандов как Китай или ЮАР, и уступая лишь Австралии и Индонезии

  • Даже в прошлом году угольная промышленность существенно росла вопреки всей остальной экономике — рост 4,5%. А всего-то надо было ее разделить, приватизировать, и не допускать возникновения там госмонополий.


Далее, посыл про то, что «цены на сырье не являются единственным фактором, определяющим цену активов, а у нас активы дешево стоят еще и пока плохой инвестиционный климат» - так плохой инвестиционный климат как раз и есть прямое следствие огосударствления экономики. По мере захвата госмонополиями командных высот в экономике они же подкупали и разъедали коррупцией государственные институты. Тут прямая причинно-следственная связь, и думать, что при 70% ВВП под контролем госкомпаний можно выстроить какие-то эффективные институты и хороший инвестиционный климат — наивно.

Ну и фактических ошибок в тексте В.Ашуркова очень много, вот только некоторые.

  • «Когда мы говорим о крупных активах – контролируемых государством публичных (таких как «Роснефть», ВТБ, Сбербанк), а также крупных непубличных компаниях, (таких как «Транснефть», «Россельхозбанк»), то возможны два варианта их приватизации. Первый — продажа акций на рынке в виде публичного размещения акций. Второй – продажа крупных пакетов таких компаний отдельным инвесторам в ходе аукциона» Нет, не так. Третий вариант, который и предлагается — поделить госмонополии на много мелких компаний и продажа по частям.

  • "При продаже акций на публичном рынке владение ими будет распылено среди институциональных инвесторов" Нет, не так. Придут стратегические инвесторы, а не только институциональные. Вот тут я писал о том, как немцы купили средних размеров генерирующую компанию ОГК-4, которая за 10 лет построила столько же новых генерирующих мощностей, сколько весь огромный Росатом. Нужно конкуренцию устраивать между всем спектром инвесторов — стратегических, институциональных. Чем больше их будет участвовать, тем лучше.

  • "Менеджмент госкомпаний обладает уникальной информацией о финансовых потоках внутри них, и он сможет, через подставные компании или дружественных бизнесменов и те же госбанки успешно участвовать в таких аукционах" Да, но если на аукционах будет большая конкуренция, то никаких особых условий им не светит.

  • «Газпром: вначале внутри компании должны быть проведены реформы (одно разделение займет несколько лет), а лишь потом можно вести разговор о разумной приватизации» Да все это очень быстро можно сделать, уже понятно как, выше я об этом говорил. Готов прочитать большую лекцию о том, как правильно делить Газпром или РЖД.

  • «Тенденция укрупнения и консолидация – международный тренд среди энергетических компаний» Нет, все совершенно наоборот обстоит. Как раз сланцевая революция в Америке и вывод на рынок больших новых объемов производства - дело рук мелких и средних частных компаний, число новых игроков в мировой энергетике экспоненциально растет.

  • «Консолидация также является международным трендом и в финансовой сфере» Нет, это не так. Вот, к примеру, исследование OECD по трендам развития банковского сектора ЕС — из таблицы на страничке 28 видно, что по европейским странам самые разные тенденции по концентрации в банковской сфере — где-то рост, а где-то снижение индекса рыночной концентрации на 20-40%. При этом все это сопровождается резким снижением трансграничных барьеров для ведения бизнеса, и нигде нет такой ситуации как у нас, когда крупнейшие госбанки полностью контролируют весь рынок (из-за чего в том числе и ставки по кредитам намного превышают разницу по инфляции с европейскими странами).

  • «Транснефть». Если пакет акций полностью государственной «Транснефти» будет продан на публичном рынке, как это предполагают из года в год планы приватизации, в компании не изменится ничего» - Я не предлагал продавать «Транснефть», инфраструктурные монополии (трубы, рельсы) как раз можно оставить на потом. Продавать надо добычу, вагонный и локомотивный парк — конкурентные сферы. Но не согласен и с посылом по «Транснефти». А почему это ничего не изменится, если продать там некий пакет акций? На рынке однозначно станет больше информации о компании, система принятия решений станет более прозрачной. Со всеми компаниями, где такие продажи были, это случалось — вот Навальный даже одно время в совет директоров Аэрофлота входил и теперь общественность много больше о внутренней кухне Аэрофлота знает. Не думаю, что это было бы возможным, если бы 100% голосующих акций Аэрофлота, как и у Транснефти, принадлежали только государству.


В общем, с фактами надо обращаться аккуратнее.

Буду рад продолжить эту важную дискуссию. Единственное, очень жалко, что Володя Ашурков оказался не Тэтчер - тетушка Мэгги сильно бы растроилась, прочитав его текст.